Close

Not a member yet? Register now and get started.

lock and key

Sign in to your account.

Account Login

Forgot your password?

Скобомунт: человек и дерево

14.06.2010 Блоги

Свое имя сайт получил, благодаря одному из Героев моей сказки. Предлагаю Вам познакомиться с ее отрывком.

Ско­бо­мунт рас­се­ян­но смот­рел на пыль, тан­цую­щую в по­лос­ке све­та, ко­то­рая тон­ким лез­ви­ем раз­ре­за­ла сомк­ну­тость штор. Его стол рас­по­ла­гал­ся как раз пе­ред ок­ном. Тем­но-зе­ле­ные тя­же­лые што­ры хра­ни­ли тем­но­ту, за ок­ном же, по всей ви­ди­мо­сти, был яр­кий день. Пе­ред уче­ным ле­жа­ла рас­кры­тая кни­га с по­жел­тев­ши­ми лис­та­ми. На од­ной стра­ни­це ее бы­ло изо­бра­же­но де­ре­во, а на дру­гой, от­дель­но,- в боль­шем мас­шта­бе, ли­стья, цве­ты и пло­ды его.

scobomunt

«Ско­бо­мунт». Так бы­ли под­пи­са­ны ил­лю­ст­ра­ции.

Че­ло­век знал наи­зусть ка­ж­дую де­таль ри­сун­ков. Он мог бы вос­про­из­ве­сти их по па­мя­ти. Он не был ху­дож­ни­ком, но его про­фес­сия тре­бо­ва­ла на­вы­ка ри­со­вать. Он был бо­та­ни­ком. За­ри­со­вы­вал цве­ты и де­ре­вья, ко­то­рые на­хо­дил в сво­их мно­го­чис­лен­ных экс­пе­ди­ци­ях. Бо­лее ты­ся­чи но­вых, не­из­вест­ных нау­ке рас­те­ний. Дру­гой уче­ный гор­дил­ся бы не зря про­жи­той жиз­нью, но он не счи­тал свой труд удач­ным. С са­мо­го дет­ст­ва он ис­кал не­обык­но­вен­ное де­ре­во – ско­бо­мунт. По­то­му и стал бо­та­ни­ком.

А все на­ча­лось с этой вот книж­ки. Он на­шел ее в биб­лио­те­ке двою­род­но­го де­да, ко­то­рая дос­та­лась их се­мье по на­след­ст­ву. Боль­шин­ст­во книг сра­зу же про­да­ли, по­сколь­ку ро­ди­те­ли его бо­лее ну­ж­да­лись в день­гах, чем в сло­вах, в от­ли­чии от сво­его сы­на. Ему  же уда­лось то­гда при­пря­тать не­сколь­ко то­мов на чер­да­ке, и он чи­тал их тай­ком. Кни­ги бы­ли раз­ные, но по­нра­ви­лись ему все. Был ро­ман, рас­ска­зы­ваю­щий о люб­ви од­но­го гра­фа и бед­ной пас­туш­ки, ко­то­рая впо­след­ст­вии ока­за­лась прин­цес­сой, под­ме­нен­ной в дет­ст­ве по по­ли­ти­че­ским мо­ти­вам. По­ве­ст­во­ва­ние пу­те­ше­ст­вен­ни­ка о раз­ных стра­нах и о сво­их при­клю­че­ни­ях. Два сбор­ни­ка сти­хов. Один из них при­над­ле­жа­ла пе­ру са­мо­го Шек­спи­ра, а дру­гой — за­га­доч­но­му по­эту, чье имя от­сут­ст­во­ва­ло вме­сте с об­лож­кой. Бы­ла сре­ди книг од­на боль­шая, с кар­тин­ка­ми, под­роб­но изо­бра­жав­ши­ми на­ка­за­ния греш­ни­ков, под ко­то­ры­ми рас­по­ла­га­лись по­учи­тель­ные над­пи­си. Ру­ко­во­дство в по­мощь са­до­во­дам и, на­ко­нец, то, что ему нра­ви­лось боль­ше все­го: «Ле­ген­ды о де­ре­ве Ско­бо­мунт».

Ав­тор при­во­дил рас­ска­зы жи­те­лей раз­лич­ных стран о де­ре­ве, ко­то­рое бы­ло пер­вым на Зем­ле. Оно поя­ви­лось да­же до то­го, как бог соз­дал свой рай­ский сад, по­се­ре­ди­не ко­то­ро­го рос­ло дре­во по­зна­ния. Это пер­вое де­ре­во об­ла­да­ло мно­ги­ми за­ме­ча­тель­ны­ми свой­ст­ва­ми. В пер­вую оче­редь – бес­смер­ти­ем. И, со­от­вет­ст­вен­но, сок его мог обес­смер­тить че­ло­ве­ка. Ис­клю­чи­тель­но из его дре­ве­си­ны по­ло­же­но бы­ло де­лать вол­шеб­ные па­лоч­ки и жез­лы. От­вар из его ко­ры мог сде­лать че­ло­ве­ка не­ви­ди­мым, и т.д. Ка­за­лось, что все вол­шеб­ст­ва из всех ска­зок бра­ли на­ча­ло имен­но от это­го де­ре­ва.

Ле­ген­ды ут­вер­жда­ли, что де­ре­во это до сих пор рас­тет на зем­ле, но где — не зна­ет ни­кто, быть мо­жет, толь­ко не­ко­то­рые ма­ги. Ма­ло то­го, оно спо­соб­но пе­ре­дви­гать­ся по зем­ле. Его кор­ни, как те­ло гу­се­ни­цы, спо­соб­ны со­кра­щать­ся и рас­тя­ги­вать­ся. А в пло­дах его со­зре­ва­ли раз­лич­ные но­вые су­ще­ст­ва и яв­ле­ния, по­сколь­ку про­дол­жать се­бя в ви­де де­ревь­ев, по­доб­ных се­бе, оно не мог­ло.  В кни­ге опи­сы­ва­лись раз­лич­ные спо­со­бы его на­хо­ж­де­ния. Маль­чик ис­крен­не по­ве­рил в су­ще­ст­во­ва­ние это­го де­ре­ва. Все книж­ки спле­лись по­сте­пен­но в его го­ло­ве в свою соб­ст­вен­ную ле­ген­ду, где он был сы­ном ма­га и ру­сал­ки и дол­жен был не­пре­мен­но най­ти это де­ре­во для то­го, что­бы най­ти свое ис­тин­ное ли­цо. И все ос­таль­ные кни­ги, ко­то­рые он про­чел по­сле, ста­ли лишь про­дол­же­ни­ем пер­вых.

Не то, чтоб он не лю­бил сво­их па­пу и ма­му, но в его ми­ро­воз­зре­нии впол­не до­пус­ка­лось, что мо­жет быть две ма­мы и два па­пы, и что они все мог­ли бы друж­но ужи­вать­ся вме­сте. Он рас­ска­зы­вал эту ле­ген­ду сво­им зна­ко­мым, но ни­кто не ве­рил в нее: кто сер­дил­ся, а кто сме­ял­ся, и про­зва­ли его «Ско­бо­мунт». Это имя на­столь­ко при­вя­за­лось к не­му, что ос­та­лось с ним на всю жизнь.

Ско­бо­мунт, ме­ж­ду тем, по-преж­не­му си­дел не ше­лох­нув­шись, без мыс­ли, гля­дя на роя­щие­ся в лу­че све­та пы­лин­ки. Он дав­но уже не ве­рил в свою сказ­ку и жил как обыч­ный че­ло­век. Ра­бо­тал учи­те­лем бо­та­ни­ки в шко­ле. Его за­слу­ги пе­ред нау­кой за­слу­жи­ва­ли то­го, что­бы его с ра­до­стью взя­ли бы про­фес­со­ром в лю­бой уни­вер­си­тет. Но по­ло­же­ние в об­ще­ст­ве его не вол­но­ва­ло, а де­тей он лю­бил боль­ше, чем взрос­лых. Сво­их, прав­да, не имел. Ко­гда-то у не­го бы­ла же­на, но, не ус­пев на­ро­жать де­тей, она сбе­жа­ла от не­го с ка­ким-то офи­це­ром. С тех пор же­нить­ся он не пы­тал­ся, а всю страсть свою от­да­вал пу­те­ше­ст­ви­ям. А в пе­ре­ры­вах ме­ж­ду ни­ми пи­сал на­уч­ные тру­ды и пре­по­да­вал.

Хо­тя ста­рый уче­ный дав­но не ве­рил в свою сказ­ку, но она не ос­тав­ля­ла его. За­вет­ное де­ре­во сни­лось ему по но­чам, пре­сле­до­ва­ло гру­стью не­удов­ле­тво­рен­но­сти днем. Он сам счи­тал его чем-то вро­де сво­ей бо­лез­ни. И от­но­сил­ся к ней тер­пе­ли­во и сми­рен­но. Ему не так хо­те­лось бес­смер­тия или ма­ги­че­ской си­лы, как про­сто то­го, чтоб де­ре­во на са­мом де­ле су­ще­ст­во­ва­ло.

Ско­бом­мунт от­влек­ся от кру­же­ния пы­ле­вых мо­шек, по­то­му что при­ле­те­ла на­стоя­щая жир­ная му­ха и се­ла на рас­кры­тую кни­гу. Учи­тель бо­та­ни­ки ав­то­ма­ти­че­ски пе­ре­вел взгляд на нее и те­перь рас­се­ян­ным взгля­дом раз­гля­ды­вал зна­ко­мые штриш­ки на ство­ле, зе­ле­ную пти­цу. Про нее в кни­ге ни­че­го не го­во­ри­лось, но на кар­тин­ке она бы­ла. Один раз ему по­ка­за­лось, что он ви­дел ее в од­ном из пу­те­ше­ст­вий, но, долж­но быть, ему дей­ст­ви­тель­но по­ка­за­лось. Му­ха под­полз­ла сей­час как раз к пти­це и по­ти­ра­ла свои лап­ки над нею. По­сколь­ку в по­доб­ных ил­лю­ст­ра­ци­ях вся­кое изо­бра­же­ние не­сет ка­кой-то смысл, то, воз­мож­но, и пти­ца эта не зря си­дит на вет­ке. Но смысл ее не на­хо­дил­ся. Воз­мож­но, она од­но из фан­та­сти­че­ских су­ществ, ро­ж­ден­ных из пло­да во­об­ра­же­ния Ско­бо­мун­та. Не­обыч­ным в ней бы­ло сия­ние, ис­хо­дя­щее от перь­ев. И в тот раз, ко­гда уче­ный как буд­то ви­дел ее, он уви­дел спер­ва свет, а по­том в нем раз­гля­дел ее кон­ту­ры. И еще — гла­за ее ос­та­ва­лись за­кры­ты­ми во вре­мя по­ле­та…

 

2 комментариев